Созрел отчет по Кальдур Саге. Итак, вот как все было - половина первая:
Жил альв по имени Рэв (Лис). И угораздило его жениться на альве по имени Раварта (Береза). Жили они в Льосальвхейме, в усадьбе Колмёрк (Черный Лес). И нажили двух дочек. Младшая, Саннгрид, была похожа на мать и обликом, и нравом. :hash2: Старшая же, Миргтабракке, пошла в отца. :break:
И все альвы, знавшие их, соглашались, что то были славные девушки. Это соглашение нравится мне, ибо это я – Миргтабракке.
Однажды мы с сестрой охотились в лесах. Вдруг вокруг нас опустился туман, и услышали мы голос, просящий учтиво о помощи. По многим признакам поняли мы, что говорит с нами Локи. Люди в Мидгарде перестали поклоняться ему, и силы его потеряны. А он желает свободы и веселья.
И все альвы, знавшие историю Рыжего Бога, соглашались, что асы поступили неумеренно жестоко. Наш народ вообще вольнолюбив, и всякая неволя нам претит.
«Чем же мы можем помочь тебе, Пламявласый?» «Убедите людей приносить мне жертвы», - ответил он, - «Я помогу вам пройти в Мидгард для этого». Так была заключена сделка.
Мы с Саннгрид вдруг поняли, что лес вокруг нас меняется; и чем дальше шли мы по знакомой тропе, тем изменения были сильнее, сам воздух стал другим. Наконец туман рассеялся. Мы были в Мидгарде.
Прежде всего мы изменили облик – умение в крови каждого альва. Встреченный вскоре охотник подтвердил, что люди этих мест не молятся Шрамоустому. Зачем?
Дойдя до хуторов, мы нашли место, где ранее было капище какого-то из асов; какого – уже не понять: люди забросили его, и дух бога ушел. Здесь мы и решили строить новый Храм. Прихожане станут возносить моления своим богам, ан на самом деле увеличат силу супруга Сигюнн. Чем не веселая шутка?
Почти сразу к нам прибилась юная девушка по имени Хельга. Кто она – мы не знаем, а вот ей я решила открыться. Зачем? Да что за жизнь без риска!
В строительстве Храма нам помогали жители всех хуторов – и горбылем, и инструментами. Мы звали всех молиться к нам. В свою очередь, нас зазвали на пир к бонду хутора Борг, Скаллагриму.

Мы уже знали, что Скаллагрим первопоселенец в этих землях. Такие люди всегда интересны, поэтому на пир мы шли охотно. И ожидания наши не были обмануты: хозяин оказался крепок и мудр, говорил висами и по делу. Его жена, Бера, угощала гостей чудесной рыбой и пивом.
Из гостей выделялся Ньяль Торгейрссон – он тоже говорил висы, рассуждал обо всем со знанием дела; да и его жена и дочь нам тоже приглянулись. Они сразу подсели к нам и завели беседы о Храме. Торхильд больше слушала, зато ее мать упорно допытывалась: как это в одном месте можно молиться всем богам!? Молодец, соображает… И характер этой женщины пришелся мне по душе; когда муж представил ее («А вот моя жена Бергтора…»), она как рявкнет: «Брегота!» К тому же заявилась на пир в мужской одежде. Впервые вижу такую смелость нравов.
Другая группа гостей – Торгейр Годи и его брат Тормод – не то, стоб не понравились мне, но были как-то чужды и холодны. Торгейр все время заводил разговоры о смерти.Создалось впечатление, что он готовится к ее скорому визиту. Тормод все больше отмалчивался.
И все альвы, столкнувшись с такими мрачными людьми, сторонились бы их.
Кроме вис, главной темой бесед был человек по имени Храфнкель. Он непокорен, имеет рунный меч… скоро его будут судить за убийство. Ха! Вот это будет весело! Надеюсь, нас пригласят на тинг.
Другая тема пира – пропавший Эгиль Скальд. Отец и все домочадцы весьма о нем горюют. «Был бы Эгиль…», - вздыхает Скаллагрим.Забавно – состязание в висах, а главного искусника нету. Куда же он девался? Брат то его, Торольв, здесь шмыгает, тихоня.
Победителем в висах (я тоже сказала одну) был признан Ньяль. Скаллагрим подарил ему меч.
Ночью вокруг Храма собрались любопытные лесные духи. Мы с Саннгрид слышали торопливый топоток и шуршание маленьких лапок, фырканье и хрюканье. Я знаю этих малюток – они принимают вид ежиков.
Наутро, рассказав немного Хельге об Альвхейме, мы отправились по окрестным хуторам.
Начать решили с Ульвгарда. Еще не доходя до него, мы почуяли явный запах гари. Что же случилось? Ну так и есть. Солльгерд Тростник с домочадцами чинят дом после пожара. «Эх, девы, будто сам Сурт пришел да и плюнул мне на пол. Еле погасили», - поведала она. С первого взгляда хозяйка понравилась нам – веселая, смелая и с рунами явно знакома. Учтива и приветлива: несмотря на обстоятельства угостила нас ягодами и травяным настоем. Мельком видели мы и ее друзей – пожилую женщину и низкорослого парня.
Потом мы пошли в Бергторсваль, к Ньялю. И здесь не все ладно: отстраивают дом после землетрясения. Дааа, корчится неслабо радость Хлинн.Но и тут нас отлично приняли и угостили яблоками. Ах, как альвы любят яблоки! А какие замечательные блинчики печет Торхильд! Надо сосватать ей ладного мужа. «Пойдем, сестра, искать!» Едва мы вышли из дома Ньяля, вышло солнце и осветило все вокруг. Прекрасна природа Исландии!
А вот небольшой хуторок… Да это Бьярнатадур! Нас встретили Тормод и 3 женщины – кажется, их звали Тора, Тордис и Денхильда. В женихи Торхильд они присоветовали кузнеца с хутора Борг. Заодно посетовали, что глава дома, Бьярн, пропал в лесу и ничего о нем неизвестно. В свою очередь, я поведала историю семьи нашей матери.
Дело в том, что Раварта с раннего детства сирота. Когда она была маленькой, их семья жила в холме, рядом с людьми. Старшая сестра ее, Има, влюбилась в человека, и тайно от родителей вынесла ему волшебную книгу, в которой были собраны знания нашего рода.
И все альвы, слышавшие об этом ее поступке, соглашались, что Има была дурой – редкое явление среди нашего народа.
Тот мужчина воспользовался наивностью девушки, и, не желая отдавать книгу, умертвил ее саму, ее родителей и их работника-человека. Маленькую Раварту воспитали в Льосальвхейме другие альвы.
Услышав эту историю, женщины ужаснулись. Через минуту снова испугались, услышав за стеной тяжкую поступь медведя. Человеческие женщины так любят пугаться! Мы пригласили их в Храм, погадать на рунах. Но сначала все вместе отправились в Борг – сватать кузнеца.
Это так интересно – сватать! Например, знакомишь рыженькую невесту и чернявого жениха, а потом смотришь – какие детки получатся.
Кузнец Ульвхедин и верно оказался чернявый и чумазый, к тому же низенький и очень застенчивый. «Да я ж все при наковальне, куда мне жену?!» Зато всем обещал всего наковать. И тут меня осенило: «А любовный амулет скуешь?» «А скую!» Ага, думаю! Ты только скуй, а мы его на тебя заколдуем да Торхильд подарим. Хе-хе! Но коррективы в планы внесла природа в морде лице огромного волка, который выскочил из лесу и стал гоняться за народом. Женщины закричали и бросились врассыпную. А Ульвхедин подскочил и завалил зверя. Но и тот цапнул его. Саннгрид перевязала кузнеца, люди стали свежевать волка, а мы пошли покуда до Храму.